bannerbanner

Приветствуем на обновленном сайте НТС Иркутск! Старая версия сайта доступна по ссылке

Перейти
Новости

Рубят или нет?

Жители посёлка Листвянка утверждают, что из заповедной зоны - Прибайкальского национального парка - вовсю вывозят древесину. Чиновники Роспотребнадзора говорят - там пилят старые, больные деревья. Наша съёмочная группа отправилась в лес и попыталась разобраться в ситуации.
01.03.2007 - 08:00
image-not-found
Жители посёлка Листвянка утверждают, что из заповедной зоны - Прибайкальского национального парка - вовсю вывозят древесину. Чиновники Роспотребнадзора говорят - там пилят старые, больные деревья. Наша съёмочная группа отправилась в лес и попыталась разобраться в ситуации.

Погрузчик стоит без дела. Сломался несколько минут назад, как только здесь появилась наша съёмочная группа. Здесь - это 5 километров вглубь леса от Байкальского тракта, в районе посёлка Никола. Это территория Прибайкальского национального парка - заповедная зона. Сейчас здесь работает бригада из трёх человек. Водитель погрузчика рассказал, что основную технику и людей перевели сегодня на новое место. Последняя же машина с лесом уехала отсюда всего несколько часов назад. Корреспондент: "На деляне полным ходом идёт уборка. Здесь примерно полгектара. Спиленный лес вывезли, тот, что похуже, разрубили на дрова. А остатки не перерабатывают, а просто сжигают".
Всего, по рассказам рабочих, задействовано на вырубке 3 бригады по 6 человек в каждой, они выполняют заказ частного предпринимателя. Всю эту информацию озвучили не на камеру - опасаются говорить открыто. Как, собственно, и сотрудники Прибайкальского парка. Этот человек специально попросил не показывать его лицо и изменить голос - боится последствий. "Потому что за всем этим стоят большие чины. С целью наживы они пойдут на всё".
Впервые о вырубках леса в Прибайкальском парке заговорили в 2003 году. Неоднократно с проверками сюда выезжал Росприроднадзор и лесная милиция. Серьёзных нарушений обнаружено не было. Но этот вывод не устроил жителей посёлка Никола. В конце 2006 года 8 человек попросили всё же ещё раз разобраться в ситуации. И накануне специалисты Росприроднадзора снова сюда приехали. Заключение было следующее. Владимир Чехов, начальник отдела особо охраняемых парковых территорий Росприроднадзора: "Вся древесина, которую там производят, идёт на дрова житялям Большой речки и Николы. Часть делового леса отвозят на предприятия, которые расположены на территории этого же района, там его пилят и он идёт на нужды населения. Для ремонта домов".
По закону это разрешено, правда, с одной оговоркой - вырубать лес можно только из санитарных соображений. То есть уничтожать горелые, поваленные, больные и перезрелые деревья. Правда, некоторые сотрудники парка говорят, что лес здесь последние лет пять вообще не горел, экологи тоже сомневаются в обоснованности вырубок. Ольга Бельская, сопредседатель общественной организации "Байкальская экологическая волна": "На территории национального парка допускается санитарно-выборочная рубка только в том случае, когда есть серьёзный очаг болезни деревьев. Но, судя по всему, никакой болезни не было. Специалист из СИФиБРа, он по срезу деревьев определил, что они абсолютно здоровы". Сотрудник Прибайкальского национального парка: "Они мотивируют тем, что это горелый лес, засохший. И под это дело выпластывают деловой, строевой лес. И вывозят его каждый год машинами. Только из Крестовки вывезли 10 тысяч кубических метров. Стараются в потёмках вывозить, чтобы народ внимания не обращал".
Машины с лесом наша съёмочная группа догнала, когда возвращалась в Иркутск. Вместе с ними мы ехали до самого областного центра мимо всех местных предприятий. По данным экологов, да и сами сотрудники Прибайкальского парка говорят, что, кроме как в заповедной зоне, лес здесь вырубать больше негде.

image-not-found
Жители посёлка Листвянка утверждают, что из заповедной зоны - Прибайкальского национального парка - вовсю вывозят древесину. Чиновники Роспотребнадзора говорят - там пилят старые, больные деревья. Наша съёмочная группа отправилась в лес и попыталась разобраться в ситуации.

Погрузчик стоит без дела. Сломался несколько минут назад, как только здесь появилась наша съёмочная группа. Здесь - это 5 километров вглубь леса от Байкальского тракта, в районе посёлка Никола. Это территория Прибайкальского национального парка - заповедная зона. Сейчас здесь работает бригада из трёх человек. Водитель погрузчика рассказал, что основную технику и людей перевели сегодня на новое место. Последняя же машина с лесом уехала отсюда всего несколько часов назад. Корреспондент: "На деляне полным ходом идёт уборка. Здесь примерно полгектара. Спиленный лес вывезли, тот, что похуже, разрубили на дрова. А остатки не перерабатывают, а просто сжигают".
Всего, по рассказам рабочих, задействовано на вырубке 3 бригады по 6 человек в каждой, они выполняют заказ частного предпринимателя. Всю эту информацию озвучили не на камеру - опасаются говорить открыто. Как, собственно, и сотрудники Прибайкальского парка. Этот человек специально попросил не показывать его лицо и изменить голос - боится последствий. "Потому что за всем этим стоят большие чины. С целью наживы они пойдут на всё".
Впервые о вырубках леса в Прибайкальском парке заговорили в 2003 году. Неоднократно с проверками сюда выезжал Росприроднадзор и лесная милиция. Серьёзных нарушений обнаружено не было. Но этот вывод не устроил жителей посёлка Никола. В конце 2006 года 8 человек попросили всё же ещё раз разобраться в ситуации. И накануне специалисты Росприроднадзора снова сюда приехали. Заключение было следующее. Владимир Чехов, начальник отдела особо охраняемых парковых территорий Росприроднадзора: "Вся древесина, которую там производят, идёт на дрова житялям Большой речки и Николы. Часть делового леса отвозят на предприятия, которые расположены на территории этого же района, там его пилят и он идёт на нужды населения. Для ремонта домов".
По закону это разрешено, правда, с одной оговоркой - вырубать лес можно только из санитарных соображений. То есть уничтожать горелые, поваленные, больные и перезрелые деревья. Правда, некоторые сотрудники парка говорят, что лес здесь последние лет пять вообще не горел, экологи тоже сомневаются в обоснованности вырубок. Ольга Бельская, сопредседатель общественной организации "Байкальская экологическая волна": "На территории национального парка допускается санитарно-выборочная рубка только в том случае, когда есть серьёзный очаг болезни деревьев. Но, судя по всему, никакой болезни не было. Специалист из СИФиБРа, он по срезу деревьев определил, что они абсолютно здоровы". Сотрудник Прибайкальского национального парка: "Они мотивируют тем, что это горелый лес, засохший. И под это дело выпластывают деловой, строевой лес. И вывозят его каждый год машинами. Только из Крестовки вывезли 10 тысяч кубических метров. Стараются в потёмках вывозить, чтобы народ внимания не обращал".
Машины с лесом наша съёмочная группа догнала, когда возвращалась в Иркутск. Вместе с ними мы ехали до самого областного центра мимо всех местных предприятий. По данным экологов, да и сами сотрудники Прибайкальского парка говорят, что, кроме как в заповедной зоне, лес здесь вырубать больше негде.

image-not-found
Жители посёлка Листвянка утверждают, что из заповедной зоны - Прибайкальского национального парка - вовсю вывозят древесину. Чиновники Роспотребнадзора говорят - там пилят старые, больные деревья. Наша съёмочная группа отправилась в лес и попыталась разобраться в ситуации.

Погрузчик стоит без дела. Сломался несколько минут назад, как только здесь появилась наша съёмочная группа. Здесь - это 5 километров вглубь леса от Байкальского тракта, в районе посёлка Никола. Это территория Прибайкальского национального парка - заповедная зона. Сейчас здесь работает бригада из трёх человек. Водитель погрузчика рассказал, что основную технику и людей перевели сегодня на новое место. Последняя же машина с лесом уехала отсюда всего несколько часов назад. Корреспондент: "На деляне полным ходом идёт уборка. Здесь примерно полгектара. Спиленный лес вывезли, тот, что похуже, разрубили на дрова. А остатки не перерабатывают, а просто сжигают".
Всего, по рассказам рабочих, задействовано на вырубке 3 бригады по 6 человек в каждой, они выполняют заказ частного предпринимателя. Всю эту информацию озвучили не на камеру - опасаются говорить открыто. Как, собственно, и сотрудники Прибайкальского парка. Этот человек специально попросил не показывать его лицо и изменить голос - боится последствий. "Потому что за всем этим стоят большие чины. С целью наживы они пойдут на всё".
Впервые о вырубках леса в Прибайкальском парке заговорили в 2003 году. Неоднократно с проверками сюда выезжал Росприроднадзор и лесная милиция. Серьёзных нарушений обнаружено не было. Но этот вывод не устроил жителей посёлка Никола. В конце 2006 года 8 человек попросили всё же ещё раз разобраться в ситуации. И накануне специалисты Росприроднадзора снова сюда приехали. Заключение было следующее. Владимир Чехов, начальник отдела особо охраняемых парковых территорий Росприроднадзора: "Вся древесина, которую там производят, идёт на дрова житялям Большой речки и Николы. Часть делового леса отвозят на предприятия, которые расположены на территории этого же района, там его пилят и он идёт на нужды населения. Для ремонта домов".
По закону это разрешено, правда, с одной оговоркой - вырубать лес можно только из санитарных соображений. То есть уничтожать горелые, поваленные, больные и перезрелые деревья. Правда, некоторые сотрудники парка говорят, что лес здесь последние лет пять вообще не горел, экологи тоже сомневаются в обоснованности вырубок. Ольга Бельская, сопредседатель общественной организации "Байкальская экологическая волна": "На территории национального парка допускается санитарно-выборочная рубка только в том случае, когда есть серьёзный очаг болезни деревьев. Но, судя по всему, никакой болезни не было. Специалист из СИФиБРа, он по срезу деревьев определил, что они абсолютно здоровы". Сотрудник Прибайкальского национального парка: "Они мотивируют тем, что это горелый лес, засохший. И под это дело выпластывают деловой, строевой лес. И вывозят его каждый год машинами. Только из Крестовки вывезли 10 тысяч кубических метров. Стараются в потёмках вывозить, чтобы народ внимания не обращал".
Машины с лесом наша съёмочная группа догнала, когда возвращалась в Иркутск. Вместе с ними мы ехали до самого областного центра мимо всех местных предприятий. По данным экологов, да и сами сотрудники Прибайкальского парка говорят, что, кроме как в заповедной зоне, лес здесь вырубать больше негде.