Перейти к основному содержанию

Ситуация на рынке недвижимости негативно отразится на расселении аварийного жилья в регионе

15 марта Эйвазова Дарья
https://www.youtube.com/embed/bsqkgr4fNSw

Тысячи семей в Прибайкалье сейчас ждут расселения из разрушающихся домов. В одном только Иркутске сосредоточено больше 126 тысяч квадратных метров аварийного жилья. Официально всё идёт по плану, иркутяне получают ключи от новых квартир. Но в реальности бюрократическая машина порой сталкивается с интересами людей. И долгожданный переезд даже может принести горожанам больше сложностей, чем радости. Вставляет палки в колёса и ситуация на рынке недвижимости. Почему жильцам приходится судиться, а чиновникам – перераспределять бюджет, расскажет Дарья Эйвазова.

 

— У нас уже около 100 медалей. 



Все эти награды дочь иркутянки Евгении Казаковой завоёвывала девять лет и сейчас готовится к первенству России по спортивной аэробике. Но будущее чемпионки может оказаться под вопросом...из-за жилья. Дом признали аварийным в 2017 году, но съехать семье из шести человек некуда – предлагаемая квартира им не подходит. 
 


ЕВГЕНИЯ КАЗАКОВА, иркутянка: 

«Квартира принадлежит моей маме, мама пенсионерка, и оценили квартиру в два миллиона. Мы сказали, что мы не сможем купить равноценное жильё в этом же районе. Они говорят: ну, возьмите ипотеку. Мама пенсионер, ей никто не даст ипотеку. Предлагали в конце Ново-Ленино квартиру-студию 26 квадратов в черновой отделке. А здесь у нас 37 квадратов с небольшим». 
 


А ещё из Ново-Ленино сложно добираться до арены в Солнечном, где и занимается аэробикой дочка Евгении. Ездить дважды в день очень далеко, а значит, о спортивных мечтах придётся забыть. За свои квадратные метры семья Казаковых собирается бороться в суде. Впрочем, если дом Евгении её же стараниями для жизни ещё как-то пригоден, то жители домов на Волжской надеются хотя бы сохранить крышу над головой до переселения. 
 


ОЛЬГА КУПЦОВА, иркутянка: 

«Наш дом в 2018 году признали, и нас поставили на 2029 год. Но это невозможно. У нас постоянно, как только дождь – всё льётся. В комнате также и на кухне. Везде этот грибок, у детей у нас астма у всех, вот возьмите – в каждой квартире у ребёнка астма из-за этих грибков. Никто не ремонтирует, а если на чердак залезть, то там решето, крыши нет практически». 
 


Подобных историй хватает по всей Иркутской области. Неудивительно, ведь с 2019 по 2024 год регион должен расселить больше 1000 аварийных домов. Больше всего разрушающихся зданий в Иркутске, Зиме и Черемхово. В 2022 году выделили больше трёх миллиардов рублей, чтобы обеспечить безопасным жильём в черте города больше 5,5 тысяч человек. Но свои коррективы может внести ситуация на рынке недвижимости. 
 


ВЯЧЕСЛАВ ЖИЛЬЦОВ, первый заместитель министра строительства Иркутской области: 

«Учитывая повышение цен на строительные материалы в текущем году, а также что происходило в прошлом году, повысились цены как на первичном, так и на вторичном рынке. Также повысились цены при строительстве одного квадратного метра жилого фонда. И нам пришлось и перераспределять средства с одних этапов на другие, с одних муниципальных образований на другие, а также выбирать способы расселения аварийного жилого фонда».
 


Способов таких всего пять. Муниципалитеты могут выкупить квартиру у собственников, приобрести или же построить для них новое жильё либо переселить в свободный жилищный фонд. А ещё территорию можно передать подрядчику по проекту развития территорий. Тогда уже он должен будет найти равноценные квартиры для жильцов, чьи дома пойдут под снос. Если же переселенцы сочтут замену неравнозначной, как в случае с Евгенией Казаковой, то они могут обратиться в суд, и уже тот будет искать золотую середину.