Перейти к основному содержанию

Специальный репортаж: Как раскрывают старые уголовные дела сыщики в Иркутской области

https://www.youtube.com/embed/JzQOWjEXkWY

Следователи криминалисты занимаются раскрытием преступлений прошлых лет. Они поднимают старые дела, изучают материалы, вырабатывают версии и находят ответы на сложные вопросы даже спустя 20, 30 и 40 лет. О том, как работают сыщики Иркутской области, и чем им приходится жертвовать, чтобы в каждом деле поставить точку, расскажем в нашем специальном репортаже, который подготовила Юлия Шинкарюк. Смотрим.

 

— Зачастую следователя-криминалиста в кабинете своём найти практически невозможно.

 



А если и найдёшь его в кабинете, то склонённым над старым уголовным делом. Иногда приходится читать по 20 томов. А это минимум 5 тысяч страниц. Раскрытие преступлений прошлых лет – это одно из направлений, которым занимаются следователи-криминалисты. Анна Анищенко в профессии 7 лет, в криминалистах почти 3 года. Только за 2021-й поставила точку в 9-и так называемых «холодных» делах. Но в Иркутской области не раскрытыми остаются более 5 тысяч старых преступлений. Их них 3 тысячи – это тяжкие и особо тяжкие: убийства, изнасилования...

АННА АНИЩЕНКО, старший следователь-криминалист отдела криминалистики СУ СК по Иркутской области:

«Когда были 90-е, дел было слишком много, и просто следствие оставляло то, что потяжелее, на потом. Преступления были на каждом углу, в связи с этим у следователей просто не хватало времени».
 


Времени следователям-криминалистам и сейчас катастрофически не хватает. Почти всегда приходится чем-то жертвовать: пропускать семейные праздники, работать в выходные, фактически ночевать в управлении.


— Я приезжаю сюда полвосьмого утра, уезжаю иногда ночью, ночью – это значит в 2-3 часа ночи, иногда ты можешь уехать в 10 часов вечера, но чтобы я уезжала раньше восьми часов вечера, такого никогда не было. У меня муж сам в системе, поэтому с пониманием. А дети уже, наверное, просто привыкли.


Ускорить работу помогает объединение усилий нескольких специалистов. Криминалисты работают совместно с оперативниками. Одновременно они могут изучать материалы сразу по 5 уголовным делам. Выглядит это так: следователь – голова, он формирует версии, а оперативник – руки и ноги, отрабатывает зацепки, проводит задержания. Из-за этого быть публичным нельзя. Работа не позволяет показать лицо и назвать имя.
 


– Иногда это бывает сложно, потому что, как правило, люди через большой промежуток времени переезжают в разные населённые пункты, субъекты РФ, мы их разыскиваем, находим. Начинаем отрабатывать. Они вспоминают о событиях прошлых лет. Чтобы заниматься этой работой... Она требует очень много личного времени».


 

 

АННА АНИЩЕНКО, старший следователь-криминалист отдела криминалистики СУ СК по Иркутской области:

«Преступления прошлых лет – это те дела, которые очень сложно раскрыть. Так как проходит большое количество времени, конечно, мы прибегаем к помощи экспертов. В основном это у нас полиграфологи, которые непосредственно работают с теми людьми, которых мы либо подозреваем, либо они могут не помнить обстоятельства. Также мы приглашаем специалистов из Москвы, которые работают по памяти».

 

Они способны вытащить из очевидцев ценную для следствия информацию. Ведь за 10–20 лет человек может забыть детали увиденного преступления. А, как известно, лучше вещдоков о произошедшем могут рассказать только свидетели. Если их нет, приходится искать другие зацепки и привлекать других экспертов. Чтобы разгадать тайну и найти преступника, криминалисту нужно продумать все действия до мелочей, заметить то, на что обыватель не обратит внимания.
 


— У жертвы, так скажем, лежит блок сигарет определённой марки, а мы видим окурки совершенно другой марки, то есть это выбивается, соответственно, кто-то был в гостях.
 



Приходится криминалистам быть и сантехниками, и плотниками. Молоток и отвёртки из следственного чемодана могут пригодиться, чтобы достать из двери вскрытый замок в квартире. А без физподготовки этот 15-килограммовый магнит не поднимешь. Его используют для исследования водоёмов, когда там нужно найти орудия преступления: пистолеты, ножи, арматуру.
 


— Магниты очень сильные, его просто так не оторвёшь.

 


Сбор улик – это вообще отдельная непростая история. Все знают, как информативна экспертиза ДНК. Но всё сразу становится сложнее, когда речь идёт о старом деле. Биологические следы спустя много лет помогает найти вот такой фонарь. Он работает в разных диапазонах и позволяет обнаружить кровь на полу, стене, одежде даже спустя время.
 


АЛЕКСАНДР ЛЫТИН, следователь-криминалист СУ СК РФ по Иркутской области:

«Кровь имеет такое свойство –консервироваться. То есть если она засохла, и условия были соблюдены, то она консервирует сама себя. Были случаи, когда через десятки лет обнаруживали и устанавливали. Был пример по убийству, человек не сознавался, доказательств не было, одежду он постирал, применили источник криминалистического света, посветили на его одежду, и там даже после того, как произошла стирка, обнаружили пятна крови».

 

 

 

АННА АНИЩЕНКО, старший следователь-криминалист отдела криминалистики СУ СК по Иркутской области:

Иногда бывают эмоционально тяжёлые дни, когда нет понимания между отделами, нет понимая, что делать с этим уголовным делом, я предпочитаю заниматься спортом. Я люблю бегать, на самом деле, это очень хорошо помогает, я могу просто час-два бегать».
 

 


Бег позволяет Анне привести мысли и даже чувства в порядок. Ведь большие усилия приходится прилагать, чтобы подходить к делу с холодной головой, эмоционально абстрагироваться от трагедии, которая оборвала или искалечила чью-то жизнь. Да, с этим следователи сталкиваются практически ежедневно. Но привыкнуть к человеческому горю сложно.
 


— Все дела, которые бурно вызывают эмоции, это все дела, связанные с детьми. Даже когда ты их читаешь, они тяжёлые, эти дела. Я сейчас работаю над таким делом. Я собираюсь либо в ноябре, либо в декабре заняться этим уголовным делом. Там убийство несовершеннолетнего с малолетней.
 



Почему это случилось? Кто это сделал? – вопросы, которые мучают годами потерпевших или родственников жертв. Следователи-криминалисты делают всё, чтобы получить на них ответы, находят убийц, педофилов, насильников, мошенников. И иногда преступники даже рады, что за ними наконец пришли.
 


— Есть люди, которые 20 лет ждут, что за ними придут, они с таким удивлением смотрят на тебя и облегчением, что наконец-то за ними пришли. На многих допросах они плачут. Они хотели сознаться, но нет внутри стержня у людей. Они не могут прийти и рассказать. А у них уже семьи, дети, они хорошо устроены в жизни.

 

Так недавно облегчить душу Анна помогла жителю Черемхова. Он 12 лет назад во время ссоры избил знакомого, который в итоге скончался. Найти преступника не могли с 2009 года. Но Анне понадобилось буквально 3 дня, чтобы выявить ключевых свидетелей и выйти на подозреваемого. Сейчас он сотрудничает со следствием.

Всего за 10 месяцев этого года криминалисты Иркутской области раскрыли 132 преступления прошлых лет, из них 34 убийства. В 2020-м – 45 убийств. Но работы ещё много. В архивах лежат тома старых уголовных дел, в которых ещё предстоит поставить точку.

00
00
00
00