bannerbanner

Приветствуем на обновленном сайте НТС Иркутск! Старая версия сайта доступна по ссылке

Перейти
Новости

Cветская жизнь за 21 октября, 2005

Подпольный пирсинг на подъеме. Молодежь со своими представлениями о красоте и жизни далеко обошла предшественников: хиппи и панков. Иркутяне предлагают свои идеалы красоты. А также прогулка с кумиром. На встречу с нашим корреспондентом согласилась известная фотохудожница Марина Свинина. Даже в жизни талантливых людей бывают периоды абсолютного бездействия. Известная фотохудожница Марина Свинина внезапно исчезла из хроник светской жизни Иркутска. За последний год три фотовыставки. И вдруг - затишье. Марина говорит, новый этап.
21.10.2005 - 09:00
image-not-found
Подпольный пирсинг на подъеме. Молодежь со своими представлениями о красоте и жизни далеко обошла предшественников: хиппи и панков. Иркутяне предлагают свои идеалы красоты. А также прогулка с кумиром. На встречу с нашим корреспондентом согласилась известная фотохудожница Марина Свинина. Даже в жизни талантливых людей бывают периоды абсолютного бездействия. Известная фотохудожница Марина Свинина внезапно исчезла из хроник светской жизни Иркутска. За последний год три фотовыставки. И вдруг - затишье. Марина говорит, новый этап. Разлука с друзьями, впервые за двадцать пять лет трудовая книжка на руках. И неизвестность впереди. По признанию фотохудожницы, в последнее время ее жизнь больше похожа на шторм: из ниоткуда возникают идеи, работа как волна захватывает, забирает все силы, а потом выбрасывает на берег. Сейчас Марина ждет прилива - жизненной энергии. Марина Свинина: "Очень сложно угадать, откуда ждать благоприятной возможности. Все, что приходит, оно не строится на предыдущем опыте".
Философ с фотоаппаратом в руках уже тридцать лет открывает людям глаза на мир. Очарованная ее работами и ею самой, пресса сделала из Марины сверхчеловека, который на "ты" с космосом и на "вы" с природой. Познакомиться с ней стремятся модели, начинающие фотографы и многочисленные поклонники. А при встрече не знаешь, с чего начать разговор: то ли про капризы пространства, то ли просто про погоду. Марина сама легко находит общий язык. Лишь достав фотоаппарат. В процессе съемки она заставляет играть в ей один понятный спектакль. У тех, кто видел хоть одну ее работу, возникает вопрос: как она это делает? "Фотография для меня - это немножко маскировочная форма. Для того, чтобы высшие материи не то чтобы доступным языком, а метафоричным способом донести до пространства, до людей, окружающих меня", - говорит Марина.
Она всю жизнь делает только то, что любит. Свободная от предрассудков и обязанностей перед кем-либо, даже от ничегонеделания получает удовольствие.
Мода на красоту изменчива, как и сама мода. У каждого времени свои идеалы. Новое поколение не гонится за совершенными формами. Их увлечение - пирсинг. Везде, где можно и нельзя. В погоне за красотой они уродуют свое тело. Испытываемая при этом боль только плюс. Александр Ексин: "Для меня боль - это желание и способ почувствовать, что я есть материальное тело, что я не просто набор костей, мышц и кожи, что у меня есть душа, более высшие понятия".
У Александра Ексина любовь к пирсингу началась два с половиной года назад. Операции не доверяет никому - все делает сам. Теперь на теле нет живого места. У любителей пирсинга своя философия: чем больше отверстие, тем выше авторитет. Общество не оценило: любители пирсинга слышат только нецензурную брань. Александр считает, дело в том, что он просто не похож на остальных. Ведь есть и поклонники увлечения. Например, Наташа. Ее ухо - произведение сашиного искусства. Наташа: "Это привыкание, что-то себе проколоть хочется, себя модифицировать, украсить".
Модифицированных Александром людей в Иркутске уже порядка пятидесяти.
Культурную экспедицию в самое сердце моды совершили иркутские модельеры. Рабочая поездка по городам Европы обернулась культурным шоком. Они не знали, что этот мир такой. Не столько показы мод, сколько общая культура городов и наций впечатлили дизайнеров. Каждый город Европы показался подиумом. Впечатлений хватит надолго. Нина Мокрицкая, модельер: "У нас получилось так, что каждую минуту человек думает, что на нем надето. А там это все так естественно, даже в бархатных пиджаках мужчины на улицах Парижа ходят. Они выглядят не снобами, они выглядят денди".
Парадоксальное сочетание - отмечают модельеры. Европейцы умудрились сохранить свою вековую культуру и ценности. Они не гонятся за модой. В отличие от иркутских модниц, превративших дорогой лейбл в фетиш. Вера Камышникова, модельер: "Та же самая француженка, она может носить брендовую вещь чуть ли не от кутюр и совмещать с секонд хэндом. И это сочетание задает интересное образное восприятие.
Каждый человек, претендующий на звание модельера, должен знать историю - делятся опытом путешественники. Теперь им не терпится поделиться идеями с Иркутском. Появятся работы из бирюзы и шоколада - самого модноого сочетания Франции. Но и Европа тоже запомнит Иркутск. Показав портфолио своих работ коллегам из Европы, модельеры удивили не меньше, чем сами удивились. Теперь ждут в гости французов.

Анна Долженкова, Юлия Любишина
image-not-found
Подпольный пирсинг на подъеме. Молодежь со своими представлениями о красоте и жизни далеко обошла предшественников: хиппи и панков. Иркутяне предлагают свои идеалы красоты. А также прогулка с кумиром. На встречу с нашим корреспондентом согласилась известная фотохудожница Марина Свинина. Даже в жизни талантливых людей бывают периоды абсолютного бездействия. Известная фотохудожница Марина Свинина внезапно исчезла из хроник светской жизни Иркутска. За последний год три фотовыставки. И вдруг - затишье. Марина говорит, новый этап. Разлука с друзьями, впервые за двадцать пять лет трудовая книжка на руках. И неизвестность впереди. По признанию фотохудожницы, в последнее время ее жизнь больше похожа на шторм: из ниоткуда возникают идеи, работа как волна захватывает, забирает все силы, а потом выбрасывает на берег. Сейчас Марина ждет прилива - жизненной энергии. Марина Свинина: "Очень сложно угадать, откуда ждать благоприятной возможности. Все, что приходит, оно не строится на предыдущем опыте".
Философ с фотоаппаратом в руках уже тридцать лет открывает людям глаза на мир. Очарованная ее работами и ею самой, пресса сделала из Марины сверхчеловека, который на "ты" с космосом и на "вы" с природой. Познакомиться с ней стремятся модели, начинающие фотографы и многочисленные поклонники. А при встрече не знаешь, с чего начать разговор: то ли про капризы пространства, то ли просто про погоду. Марина сама легко находит общий язык. Лишь достав фотоаппарат. В процессе съемки она заставляет играть в ей один понятный спектакль. У тех, кто видел хоть одну ее работу, возникает вопрос: как она это делает? "Фотография для меня - это немножко маскировочная форма. Для того, чтобы высшие материи не то чтобы доступным языком, а метафоричным способом донести до пространства, до людей, окружающих меня", - говорит Марина.
Она всю жизнь делает только то, что любит. Свободная от предрассудков и обязанностей перед кем-либо, даже от ничегонеделания получает удовольствие.
Мода на красоту изменчива, как и сама мода. У каждого времени свои идеалы. Новое поколение не гонится за совершенными формами. Их увлечение - пирсинг. Везде, где можно и нельзя. В погоне за красотой они уродуют свое тело. Испытываемая при этом боль только плюс. Александр Ексин: "Для меня боль - это желание и способ почувствовать, что я есть материальное тело, что я не просто набор костей, мышц и кожи, что у меня есть душа, более высшие понятия".
У Александра Ексина любовь к пирсингу началась два с половиной года назад. Операции не доверяет никому - все делает сам. Теперь на теле нет живого места. У любителей пирсинга своя философия: чем больше отверстие, тем выше авторитет. Общество не оценило: любители пирсинга слышат только нецензурную брань. Александр считает, дело в том, что он просто не похож на остальных. Ведь есть и поклонники увлечения. Например, Наташа. Ее ухо - произведение сашиного искусства. Наташа: "Это привыкание, что-то себе проколоть хочется, себя модифицировать, украсить".
Модифицированных Александром людей в Иркутске уже порядка пятидесяти.
Культурную экспедицию в самое сердце моды совершили иркутские модельеры. Рабочая поездка по городам Европы обернулась культурным шоком. Они не знали, что этот мир такой. Не столько показы мод, сколько общая культура городов и наций впечатлили дизайнеров. Каждый город Европы показался подиумом. Впечатлений хватит надолго. Нина Мокрицкая, модельер: "У нас получилось так, что каждую минуту человек думает, что на нем надето. А там это все так естественно, даже в бархатных пиджаках мужчины на улицах Парижа ходят. Они выглядят не снобами, они выглядят денди".
Парадоксальное сочетание - отмечают модельеры. Европейцы умудрились сохранить свою вековую культуру и ценности. Они не гонятся за модой. В отличие от иркутских модниц, превративших дорогой лейбл в фетиш. Вера Камышникова, модельер: "Та же самая француженка, она может носить брендовую вещь чуть ли не от кутюр и совмещать с секонд хэндом. И это сочетание задает интересное образное восприятие.
Каждый человек, претендующий на звание модельера, должен знать историю - делятся опытом путешественники. Теперь им не терпится поделиться идеями с Иркутском. Появятся работы из бирюзы и шоколада - самого модноого сочетания Франции. Но и Европа тоже запомнит Иркутск. Показав портфолио своих работ коллегам из Европы, модельеры удивили не меньше, чем сами удивились. Теперь ждут в гости французов.

Анна Долженкова, Юлия Любишина
image-not-found
Подпольный пирсинг на подъеме. Молодежь со своими представлениями о красоте и жизни далеко обошла предшественников: хиппи и панков. Иркутяне предлагают свои идеалы красоты. А также прогулка с кумиром. На встречу с нашим корреспондентом согласилась известная фотохудожница Марина Свинина. Даже в жизни талантливых людей бывают периоды абсолютного бездействия. Известная фотохудожница Марина Свинина внезапно исчезла из хроник светской жизни Иркутска. За последний год три фотовыставки. И вдруг - затишье. Марина говорит, новый этап. Разлука с друзьями, впервые за двадцать пять лет трудовая книжка на руках. И неизвестность впереди. По признанию фотохудожницы, в последнее время ее жизнь больше похожа на шторм: из ниоткуда возникают идеи, работа как волна захватывает, забирает все силы, а потом выбрасывает на берег. Сейчас Марина ждет прилива - жизненной энергии. Марина Свинина: "Очень сложно угадать, откуда ждать благоприятной возможности. Все, что приходит, оно не строится на предыдущем опыте".
Философ с фотоаппаратом в руках уже тридцать лет открывает людям глаза на мир. Очарованная ее работами и ею самой, пресса сделала из Марины сверхчеловека, который на "ты" с космосом и на "вы" с природой. Познакомиться с ней стремятся модели, начинающие фотографы и многочисленные поклонники. А при встрече не знаешь, с чего начать разговор: то ли про капризы пространства, то ли просто про погоду. Марина сама легко находит общий язык. Лишь достав фотоаппарат. В процессе съемки она заставляет играть в ей один понятный спектакль. У тех, кто видел хоть одну ее работу, возникает вопрос: как она это делает? "Фотография для меня - это немножко маскировочная форма. Для того, чтобы высшие материи не то чтобы доступным языком, а метафоричным способом донести до пространства, до людей, окружающих меня", - говорит Марина.
Она всю жизнь делает только то, что любит. Свободная от предрассудков и обязанностей перед кем-либо, даже от ничегонеделания получает удовольствие.
Мода на красоту изменчива, как и сама мода. У каждого времени свои идеалы. Новое поколение не гонится за совершенными формами. Их увлечение - пирсинг. Везде, где можно и нельзя. В погоне за красотой они уродуют свое тело. Испытываемая при этом боль только плюс. Александр Ексин: "Для меня боль - это желание и способ почувствовать, что я есть материальное тело, что я не просто набор костей, мышц и кожи, что у меня есть душа, более высшие понятия".
У Александра Ексина любовь к пирсингу началась два с половиной года назад. Операции не доверяет никому - все делает сам. Теперь на теле нет живого места. У любителей пирсинга своя философия: чем больше отверстие, тем выше авторитет. Общество не оценило: любители пирсинга слышат только нецензурную брань. Александр считает, дело в том, что он просто не похож на остальных. Ведь есть и поклонники увлечения. Например, Наташа. Ее ухо - произведение сашиного искусства. Наташа: "Это привыкание, что-то себе проколоть хочется, себя модифицировать, украсить".
Модифицированных Александром людей в Иркутске уже порядка пятидесяти.
Культурную экспедицию в самое сердце моды совершили иркутские модельеры. Рабочая поездка по городам Европы обернулась культурным шоком. Они не знали, что этот мир такой. Не столько показы мод, сколько общая культура городов и наций впечатлили дизайнеров. Каждый город Европы показался подиумом. Впечатлений хватит надолго. Нина Мокрицкая, модельер: "У нас получилось так, что каждую минуту человек думает, что на нем надето. А там это все так естественно, даже в бархатных пиджаках мужчины на улицах Парижа ходят. Они выглядят не снобами, они выглядят денди".
Парадоксальное сочетание - отмечают модельеры. Европейцы умудрились сохранить свою вековую культуру и ценности. Они не гонятся за модой. В отличие от иркутских модниц, превративших дорогой лейбл в фетиш. Вера Камышникова, модельер: "Та же самая француженка, она может носить брендовую вещь чуть ли не от кутюр и совмещать с секонд хэндом. И это сочетание задает интересное образное восприятие.
Каждый человек, претендующий на звание модельера, должен знать историю - делятся опытом путешественники. Теперь им не терпится поделиться идеями с Иркутском. Появятся работы из бирюзы и шоколада - самого модноого сочетания Франции. Но и Европа тоже запомнит Иркутск. Показав портфолио своих работ коллегам из Европы, модельеры удивили не меньше, чем сами удивились. Теперь ждут в гости французов.

Анна Долженкова, Юлия Любишина