Перейти к основному содержанию

В деревню рязановщина перестал ходить единственный автобус

Чернышов Антон

Деньги стали причиной ситуации, в которой жители целой деревни почувствовали себя отрезанными от мира. Свет у них есть, телевизоры работают, хлеб в магазин несколько раз в неделю привозят. Но вот покинуть населенный пункт нельзя. Маршрут, который ходит в деревню Рязановщина через Егоровщину, отменили. "Этот перекресток находится на расстоянии около двух десятков километров за Оёком. Слева от меня деревня Егоровщина. Асфальт за моей спиной уходит в направлении Никольска, а справа поворот на Рязановщину. 12 километров гравийки. И если у жителей Егоровщины еще есть теоретический шанс уехать в Иркутск на транспорте, идущем из Никольска, то за Рязановщиной никаких крупных населенных пунктов нет. В общем, без шансов", - корреспондент.Но транспортная связь с городом большинству жителей деревни необходима как воздух. По этому поводу на крыльце единственного магазина даже устроили стихийное собрание. Валентина Седых, жительницца деревни Рязановщина: "С 24 мая к нам перестал ходить городской транспорт, хотя раньше ходил два раза в неделю: во вторник и в пятницу. Наша деревня осталась сейчас без транспорта. Много населения у нас стоит на учете в центре занятости. Нам надо попадать туда, одно-два опоздания - и все, нас снимают. Мы и так сидим без работы, только на эти копейки живем".Почти половина жителей Рязановщины живут на пособие по безработице - 860 рублей в месяц. Чтобы получить его, 2 раза в месяц нужно отмечаться в службе занятости. До нее больше 50 километров. Почти половина дистанции - до федеральной трассы. Пешком это 5 часов. Поэтому даже призрачная возможность подработать - продать на городском рынке грибы и ягоды - отпадает. Автобус отменили. Официальная причина - маршрут нерентабелен. Местные жители в этом винят самих себя. Лидия Ключевская, жительница деревни Рязановщина: "Садимся мы здесь. Автобус идет назад, нас начинают обилечивать только с Оёка. Платим мы по 50 рублей, а с Оёка 25 стоит. Эти 25 идут ему в кошелек". Татьяна Семкина, учитель: "Но мы вот сейчас-то думаем: какие мы дураки, зачем же мы соглашались, ему на карман деньги отдавали, а сами сейчас остались без автобуса. Получалось, что с Рязановщины никто не едет. Может быть, в автоколонне так и думают, что с Рязановщины вообще никто не ездил никогда, а людей-то много набиралось".Местную учительницу в деревне уважительно называют старостой. Вместе с жителями она написала обращение в администрацию Иркутского района. Собрали подписи и теперь надеются на помощь со стороны властей. А пока единственный способ попасть в Иркутск - воспользоваться личным транспортом. Однако из 157 жителей деревни он есть не больше, чем у десяти. Причем не каждый самостоятельно отважится в город ехать.