Перейти к основному содержанию

Премьера рубрики

10 иркутян стали героями нашего следующего репортажа именно после звонка на горячую линию. Люди рассказали, что живут в доме, где нарушены все санитарные условия. Это вроде бы даже невооруженным глазом заметно, но, тем не менее, здание не считается аварийным. Хотя его снос решил бы проблему не только жителей этого дома, но всех иркутян. Ведь расположен дом в районе строительства дорожных развязок нового Ангарского моста. Наша съемочная группа сегодня выехала на место событий, чтобы разобраться в запутанной ситуации и получить ответ на вопрос горожан. Домашний очаг пылает, но не греет. Дом не в состоянии хранить тепло. Ему 90 лет. Чуть меньше бабушке Ольги. Внучка ежедневно ухаживает за старушкой. Она инвалид и не может ходить. Впрочем, здесь и здоровым-то людям передвигаться непросто. Полы перекошены. Ольга несколько лет пыталась отвоевать жилище у времени. Бесполезно. Женщина отмечает, строение изначально жилым не было и сейчас таковым его не назовешь. Ольга Ткаченко: "Это была конюшня, был единый коридор, ни окон, ни дверей. И вот в этих комнатах, которые сейчас разделены, здесь лошади находились. А двухэтажка, которая во дворе, это были офицерские дома".Бывший офицерский дом уже определен под снос. Люди получили письма с перечнем необходимых документов для переселения. Что же касается бывшей конюшни, которая в двух метрах отсюда, - ее не трогают. Это и возмущает людей. Татьяна Тимофеева, жительница дома № 24/7 по ул. Коммунистической: "Так жить человек просто не должен ни в одной стране, ни в каком городе, ни даже в деревне. В этом у меня полная уверенность. А проблема-то в том, что очень трудно найти четкие документы, что идет под снос, что нет, какой дом считается аварийным, какой неаварийный". Татьяна и Ольга уверены - соседей расселяют из-за строительства развязок для нового Ангарского моста. Однако в областном департаменте градостроительства и дорожного хозяйства эту информацию сегодня не подтвердили. Хотя бывает, что проект меняют, но чаще всего в том случае, если жильцы не хотят съезжать и требуют слишком большие компенсации. Рита Низамова, директор департамента дорожного хозяйства Иркутской области: "Мы принимаем решение изъять земельный участок в пользу государства, а жильцу возмещается его стоимость, конечно, приглашаются специалисты-оценщики".В зоне сноса сейчас 80 зданий. Дома Татьяна и Ольги среди них нет. Специалисты посоветовали им обратиться в городскую администрацию, чтобы все же признать дом аварийным. Хотя даже если это произойдет, переселения можно будет ждать несколько лет. Сейчас в Иркутске порядка 300 тысяч квадратов аварийного жилья.