Перейти к основному содержанию

Запретная икра

Кольчурина Катерина

Принять все необходимые меры решили федеральные чиновники. Они хотят восстановить популяцию редких и особо ценных рыб. В России введен полный запрет на продажу деликатеса, который во всем мире ассоциируется именно с нашей страной. Это черная икра. Специалисты уверяют, в нашем городе ее нет. Но так ли это на самом деле? Корреспондент: "Перед тем, как снять сюжет, без камеры я обошла несколько рыбных прилавков и одна продавец предложила мне баночку настоящей черной осетровой икры за две тысячи двести рублей.Показывать свой недешевый товар уже на камеру продавец отказалась. Потому как продает его, что называется, из-под полы. Ведь торговать осетровой икрой запрещено и о табу, как полагается, знает каждый продавец. За одну 113-граммовую баночку деликатеса российской марки как минимум можно лишиться работы. Татьяна Кротевич, продавец: "На рынках Иркутска продается икра только лососевая, это лососевых рыб: горбуши, кеты, нерки, и омулевая. Черной икры в продаже нет уже два года, но народ интересуется, онкологические заболевания она лечит, очень часто спрашивают онкологические больные, но черной икры нет".Купить икру легально в России можно лишь импортного производства, но цена на неё будет астрономической. Единственным поставщиком каспийской осетровой икры с 2006 года является Иран. Там за добычей осетров следят строго - за нарушение смертная казнь. У нас же безудержное браконьерство привело к тому, что за пятнадцать лет численность осетровых в Каспие сократилась почти в сорок раз. Чтобы восстановить численность рыбы, и ввели десятилетний запрет. Столько же времени потребуется и байкальскому осетру, чтобы вырасти из мальков. Местный рыбзавод выпустил их днях в Братское водохранилище двести пятьдесят семь рыбешек.Байкальский осетр, конечно, менее ценен, чем каспийский, но так же полезен и так же популярен среди браконьеров. И он уже занесен в Красную книгу России. Чтобы мальки могли расти в безопасности, берег водохранилища будет строго охраняться. И, возможно, через десять лет мы вспомним вкус деликатеса как каспийского, так и местного.