Перейти к основному содержанию

Дети улиц

Сейчас к мигрантам особо пристальное внимание со стороны правоохранительных органов. А вот многие иркутяне уже привыкли к нерусским лицам и даже стараются таким приезжим помочь. В первую очередь деньгами. Попрошайки из стран ближнего зарубежья - весной их становится особенно много. Они бездельничают и часто заставляют работать собственных детей. Последнее иркутян уже возмущает, одно такое письмо сегодня пришло в нашу редакцию. Как живется детям таких мигрантов? Мама с дочкой - это уже атрибут большого города. Как и манекены в витринах магазинов. И куклы, и люди - на работе. И те, и другие делают все, чтобы получить от прохожих деньги. Жесты у женщины отрепетированы до автоматизма. Рабочий день этой мамы и ребенка короткий - один-два часа, не больше. Из профессиональных принадлежностей лишь картонка. Но на бомжей эти попрошайки не похожи. Достаточно ухожена одежда, нет специфического запаха. Да и на вид ребёнок не кажется больным. Хотя расспросить подробнее о здоровье малыша и жизни этой женщины практически невозможно. "А сколько ребёнку лет? - 2 годика. Это ваш ребёнок, это ваша дочка? -Да. А Вы откуда приехали к нам? - Узбекистан. А давно? - Недавно. А почему? - Я не знаю по-русски".Такие попрошайки исчезают в толпе также незаметно, как и появляются. Но место дислокации меняют редко. Ареал их обитания - рынки и улицы, что вблизи крупных торговых центров. Сидящие на асфальте азиатские женщины с детьми появляются одновременно и целыми группами, когда в Иркутске становится тепло. Сергей здесь торгует и видит их постоянно. "Какие это беженки?! Это цыганки среднеазиатские - люли, они постоянно, каждый год приезжают и рассаживаются целым табором по улицам. Ребятишки такие наглые, бегают, хватают прохожих за рукава, им подают, лишь бы отвязались. Бизнес на детях натуральный. А зачем они нужны такие? Работать не хотят, пусть своим трудом живут. Вот китайцы тоже приезжие, так они сидят, что-то шьют", - говорит он. Правоохранительные органы периодически проверют этих так называемых беженок и их детей, но чаще всего уже через несколько часов эти люди снова оказываются на своих местах и занимаются попрошайничеством.