Перейти к основному содержанию

Слово есть, а говорить его нельзя

Ставицкая Елена

Необычная ситуация складывается в нашей стране. Чиновники взамен старых предлагают придумывать новые фразы. Пицца, менеджер и супермаркет оказались под запретом. И дело не в управленцах или универсальных магазинах. Просто правительства некоторых стран выступают против иностранных слов. В России та же ситуация. Не рекомендуется произносить одно словосочетание. Переходим на эзопов язык.В одном лесу жил-был медведь - царь зверей. Все обитатели: и птицы, и животные его почитали, прислушивались и преклонялись перед ним. Вот только одна Моська норовила сделать всё не так. То просто из-за куста нарычит, то вообще в берлогу залезет. В общем, медведь разозлился. И издал указ: Моську из леса изгнать. И все разговоры о ней запретить. Государственная регистрационная служба потребовала, чтобы журналисты искали новые слова для определения старой партии. Сведениями не соответствующими действительности - попросту клеветой - грозят назвать упоминание активистов скандальной организации. Кстати, вот они: Максим Воронцов и Дмитрий Михайлов. Прекращать борьбу не собираются. Даже встречу под танком сегодня назначили. Максим Воронцов, активист партии: "Для нас это не обидно. Для нас это очередной этап борьбы. Мы согласны с любым развитием событий. Для нас конечная цель - отставка правительства Путина. И другая Россия". А вот и главный противник НБП - главная партия страны - "Единая Россия". Говорят, что к запрету нацболов отношения не имеют. Но и не возражают. Павел Горбушин, пресс-секретарь Иркутского отделения партии "Единая Россия": "Если партия заявляет себя как экстремистская, то "Единая Россия" против того, чтобы экстремизм процветал в стране. Позиция партии жёсткая - экстремистским партиям не место в политике".Адвокат Вячеслав Плахотнюк решения суда уважает. Но запрет названия партии его удивил. Говорит, тогда уж надо Гитлера, фашизм, СС переименовывать. Вячеслав Плахотнюк, адвокат: "Минпечати, как регулятор на этом рынке, не может сказать журналистам и писателям: это слово пишите, а это не пишите. Если оно не содержит нецензурщины или призыва к экстремистской деятельности, то употреблять его можно".Запрещать названия в нашей стране уже пытались. В начале прошлого века большевистская газета "Искра" около 100 раз меняла название. Через пару номеров жандармы её вычисляли и вновь запрещали. Но просуществала эта газета более 10 лет. Впрочем, энбэпэшники не расстраиваются. Они придумали новые значения своей аббревиатуры: Нам Бог Помогает или Новая Библиотека Писателей. Кстати, они и нашей телекомпании имя придумали. Если чиновники решат, что мы что-то нарушили, то вместо Нового Телевидения Сибири мы сможем называться Народно-Трудовым Союзом.